Муниципальное общеобразовательное учреждение
"Основная школа № 73"
г. Ярославль

Воспоминания о Великой Отечественной войне

Ангелина Васильевна Гомзина,
бывший учитель математики нашей школы

Война! Моим сверстникам было по 10 лет, и мы уже знали, что такое война: читали книги, смотрели фильмы. Шла война в Испании, и советские люди участвовали в ней. Потом Финская, но это было далеко.

Я помню солнечное тёплое утро 22 июня 1941 года. Было воскресенье. Мы, ребята, встали, вышли на широкое крыльцо нашего дома. Матери готовили завтрак на коммунальной кухне. Вдруг сосед крикнул: «Слушайте радио!» Голос Левитана, знакомый, но более суровый и тревожный: «Внимание! Внимание! В 10 часов по радио будет выступать Молотов, министр иностранных дел». Мы услышали: «Война! На нашу Родину напала фашистская Германия». Страшно, но ещё не очень понятно нам.

Лишь потом мы поняли все ужасы этой войны: хлеб стали выдавать по карточкам, отцов отправляли на фронт, молодёжь тоже рвалась сна фронт, а все заводы и фабрики перешли на выпуск продуктов и товаров для фронта. Женщины и старики встали к станкам и трудились не покладая рук, ковали победу в тылу.

Враг приближался к Москве. Начался голод. В школе давали по одному пончику. Дети ходили бледные, голодные, даже падали в обмороки. Пришлось поменять три школы: одну (№ 33) заняли под госпиталь, в другую разместили детей, вывезенных из блокадного Ленинграда.

Начали бомбить Ярославль. Окна заклеивали полосками газет и плотно завешивали одеялами. Город погружался в тьму. Вечером завывала сирена, предупреждающая о воздушной тревоге (к городу приближаются вражеские самолёты. На небе появлялась «люстра», которая освещала город. Били зенитки. Бомбы падали в Волгу рядом с мостом, который был единственным железнодорожным сообщением центра России с Сибирью. Но мост уцелел. Я жила рядом с Волгой и управлением УВД. Бомбы падали у нас во дворе, но почему-то не взрывались. Некоторые говорили, что в них вместо взрывчатки были пакля и тряпьё. Значит, не все немцы были нашими врагами. Бомбили часто. Дом содрогался. а я залезала под стол и дрожала от страха. После отбоя тревоги выбегали на улицу и видели зарево пожарищ: горели дома, учреждения, заводы.

В войне наступил перелом: в Москву враги не прошли, и мы вздохнули свободней. Но жизнь была очень трудной: хлеба 250 г, рабочим 300 г. Ни масла, ни сахара, ни других продуктов не было. Спасал только огород, но как тяжело он доставался маме! После рабо-ты она бежала то за Волгу, где была грядка, то за Всполье, то на «Чёртову лапу» и одна вскапывала, растила картошку, а потом на своих и на моих худых плечиках таскала урожай. Он нас и спас.
Слушали радио, радовались успехам нашей Армии, ждали конца войны. Мы тоже помогали: осенью ездили в колхозы убирать урожай, возили торф на санках для школы, помогали раненым в госпиталях.

Мама по выходным зимой ездила по деревням: меняла вещи на продукты — муку, горох, овощи. Так и выжили.

Отец 5 лет был на фронте. Ждали, писали письма…

9 мая 1945 года ночью услышали радостные крики во дворе дома. Включили радио и услышали, что война закончилась нашей победой. Прыгали от радости и побежали на Советскую площадь. Там было много народу, все обнимались, целовались, а многие плакали от радости и горя (их родственники не дожили до этого радостного дня — отдали свои жизни за победу).

После войны было очень тяжёлое время: 1946 год был неурожайным, было голодно. Надо было восстанавливать разрушенные города и сёла. Но мы справились и с этим. Народ был един, а Победа дала новые силы.

Обновлено 29.06.2010